Сайт о тех, кто влияет на украинскую политику и экономику. Пишите нам: rudenko@rudenko.kiev.ua
ПОИСК 
Жвания Давид. ДОСЬЕ     ПЕРСОНАЛИИ

Давид Жвания – один из тех политиков, к которым приклеилось клеймо “любих друзів” президента Ющенко. Сам Давид Важаевич довольно иронично воспринимает такое его “позиционирование” оппонентами и говорит, что лично его не смущает компания Николая Мартыненко и Петра Порошенко.

Амбиции

Давид Важаевич – человек амбициозный. За последние десять лет 39-летний уроженец Грузии смог не только войти в высшую политическую лигу Украины, но и занять в ней почетное место. Четыре года назад Давид Жвания сделал свою ставку в большой политической игре. На парламентских выборах 2002 года он стал одним из финансовых доноров “Нашей Украины”. Насколько весомой была роль Давида Важаевича в президентской кампании Ющенко, сказать трудно. Впрочем, известно: Жвания не любит, когда его называют “олигархом”, потому что “это похоже на оскорбление” (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Давид Важаевич, как истинный грузин, демонстрировал и продолжает демонстрировать свою независимость. “Несмотря на то, что я являюсь членом “Нашей Украины”, я остаюсь Давидом Жванией”, – говорит он (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Во время прошлой парламентской избирательной кампании 2002 года Давид Жвания был заместителем руководителя штаба “Наша Украина”. Летом 2004 года, когда штаб Виктора Ющенко возглавил Александр Зинченко, Давид Важаевич вместе с Романом Безсмертным отошли на второй план. Это  ударило по самолюбию Жвании. Но, несмотря на свои амбиции, после того, как Безсмертный стал комендантом палаточного городка, он стал его активным помощником.

По некоторым данным, Жвания был одним из тех, кто финансировал “Пору”. На вопрос “Зеркала недели”, сколько средств вы вложили в эту партию, Давид Жвания ответил: “Во всяком случае, не так много, как сплетничают. “Пора” была достаточно недорогим проектом. Поскольку была основана на студенческом молодежном движении и требовала лишь технической поддержки. Конкретную сумму я бы не хотел называть, но это небольшие средства”.

Биография

Давид Жвания родился 20 июля 1967 года в Грузии в семье высокопоставленного чиновника. “У меня очень много родственников в Грузии, наша семья считалась элитой”, – утверждает Давид Важаевич (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.). Отец, по словам Жвании, имел одну из редчайших в СССР специальностей – физик-философ. Преподавал в университете, защитил диссертацию по теории относительности. Потом его пригласили в ЦК на должность завотделом агитации и пропаганды для подготовки текстов выступлений для высших партийных функционеров.

“Главред” утверждает, что Жвания “имеет хорошие (возможно, родственник?) связи с одной из могущественных семей Грузии Иоселиани. Александр Иоселиани, представитель этого рода, принимал прямое участие в создании “Бринкфорда”. И было это в 1996-м году” (“Главред”, 17 августа 2004 г.).

Давид Жвания окончил Тбилисский университет, факультет планирования народного хозяйства. По специальности – экономист. После прихода к власти в Грузии Звиада Гамсахурдиа жил в Словении (Любляна) и в Австрии (Граца). В 1991 году переехал в Украину, где развернул свой бизнес. В Киеве он появился как руководитель компании Brinkford Cons ltd., филиала крупной транснациональной корпорации. Отдельные источники утверждают, что в украинскую столицу Жвания приехал как гражданин Кипра. Хотя сам Давид Важаевич это опровергает: “Да я вообще на Кипре один только раз в жизни был! Приехал на три дня, чтобы забрать с отдыха свою семью” (“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

В 1997 году Жвания организовал ЗАО “Бринкфорд”. Это предприятие вместе с АО “Торговый дом” (руководитель – Николай Мартыненко) активно сотрудничало с НАЭК “Энергоатом”. “Бринкфорд” занимался снабжением так называемых ТВЭЛов (тепловыделяющих элементов) для украинских АЭС, а отработанные элементы возвращались в Россию. По данным интернет-издания “Темник”, тогда Жвания с помощью “теневых” схем заработал как минимум $ 200 млн.

 

Жвания в центре политической жизни
страны - в парламенте 

Во время парламентских выборов 2002 года господин Жвания баллотировался по партийному списку блока “Наша Украина” (№ 33). Был членом фракции “Наша Украина”, работал в парламентском комитете по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией.

4 февраля 2005 года назначен министром по вопросам чрезвычайных ситуаций. Во время его представления перед парламентом Юлия Тимошенко скабрезно заметила: опыт локализации ЧП Давид Важаевич получил во время президентской избирательной кампании. Впрочем, этого  опыта ему оказалось недостаточно, чтобы в сентябре 2005 года локализовать заявления Тимошенко и ее соратников о причастности Жвании к коррупции.  

“Увольнение для меня тоже было неожиданным. ...Никакой мотивации я не получил. Наверное, сегодня, когда речь идет о том, что министры не должны ассоциироваться с бизнесом, сработала эта формула”, – говорит Жвания (“Главред”, 12 октября 2005 г.).

Позже Давид Важаевич заявил, что от кресла министра в правительстве Юрия Еханурова он сам отказался.

Во время парламентских выборов 2006 года Жвания баллотировался по списку блока “Наша Украина” (№ 69). Был одним из руководителей избирательного штаба.

В 2006 году в “Топ-100” самых влиятельных людей Украины, которых определяет журнал “Корреспондент”, Давид Жвания занял 64-ю позицию.

В 2007 году в “Топ-100” самых влиятельных людей Украины, которых определяет журнал “Корреспондент”, он занял 31-ю позицию.

На парламентских выборах 2007 года Давид Жвания избран народным депутатом Украины от блока “Наша Украина - Народная самооборона” (№21).

В 2007 году в рейтинге журнала «Фокус» «200 самых влиятельных украинцев» занял 37-е место.

Давид Жвания рассматривался как кандидат на должность главы Антимонопольного комитета Украины.

В 2008 году в «ТОП-100» самых влиятельных украинцев, которых определил журнал «Корреспондент», Давид Жвания занял 28-е место.

Взгляды

Давид Жвания за:

  • создание при МЧС службы “911”;
  • создание при МЧС медицинской структуры, которая будет предоставлять медпомощь при чрезвычайных ситуациях.

Империя бизнеса

Как сознался сам Давид Жвания, бизнесом он занимается с 13 лет. “Мой отец был заместителем заведующего отделом агитации и пропаганды ЦК Компартии Грузии. И мне запрещалось все: иметь джинсы, вести себя как мои одноклассники, от меня требовалось быть в рамках статуса отца. Я все время с этим боролся, и начал свой бизнес с того, что пошел рабочим работать в нелегальные цеха, которые делали какую-то бижутерию, еще что-то. Меня за это били, рассказывали, что я преступник, занимаюсь нелегальной работой. Я отвечал, что работа не бывает нелегальной. Работал в свободное от обучения время. Каждая заработанная тогда копейка – законная.

Если незаконный цех – это вопросы к ним, а не ко мне. Дальше пошли кооперативы. За накопленные деньги я умудрился организовать кооператив “Хомли” – в Грузии есть гора с таким названием. На базе этого кооператива возникло совместное грузино-английское предприятие “Унифарм” – как я помню. Мы получили лицензию на ввоз медицинских препаратов, которые не были лицензированы. Тогда Минздрав СССР ограничивал поступление на территорию Советского Союза препаратов западного производства. А “Унифарм” занимался поставкой для граждан западных государств, проживающих на территории СССР, тех медпрепаратов, к которым они привыкли. И в том количестве, в котором это лекарство было необходимо для иностранцев, они были разрешены для ввоза без лицензирования. И “Унифарм” обеспечивал их ввоз и распространение. Вот здесь я заработал свои первые большие деньги”, – говорит Давид Важаевич (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Жвания утверждает, что не занимается бизнесом со времени избрания народным депутатом в 2002 году. “Во многих тех предприятиях, которые всегда приписывали мне как собственность, я был, скажем так, эффективным менеджером. К собственности я не имел отношения”, – утверждает он. Вместе с тем, по словам Давида Важаевича, будучи народным депутатом, он принимал участие в выводе из кризиса предприятий, на которые оказывалось давление. “Спасал некоторые предприятия, которые начали просто уничтожать”, – рассказывает он (“Украинская правда”, 26 февраля 2005 г.).

В августе 2004 года Давид Важаевич заявил, что власть уничтожила 60 % его бизнеса.

По данным еженедельника “Бизнес”, Давид Жвания имеет отношение к таким коммерческим структурам:

  • “Бринкфорд Конс Лтд.”;
  • ЗАО “Бринкфорд”;
  • ОАО “Судостроительный завод “Залив”;
  • ОАО “Запорожский абразивный комбинат”; 
  • “Луганский станкостроительный завод”; 
  • ЗАО “Пласт”; 
  • ЗАО “Нефтегазтехнология”; 
  • Луганский патронный завод; 
  • Машиностроительный завод “Ковельсельмаш”; 
  • ООО “КСД”; 
  • ЗАО “КСД”; 
  • ДП “Электролинк”; 
  • ДП “Мена трейдинг”;
  • Объединение совладельцев многоквартирных домов “Эдельвейс” (эксплуатация жилого фонда);
  • ООО “Бринкфорд консалтинг Лтд.” (юруслуги);
  • адвокатское объединение “Керезь, Щукин и Соткилава”; 
  • ЗАО “Бахчисарайский комбинат “Стройиндустрия”;
  • Диамант-Банк”;
  • МТ-банк;
  • АО “Торговый Дом”.

По данным интернет-издания “Темник”, Давид Жвания является вице-президентом кипрского банка “Glomain Holding ltd”.

Компромат

Информация, компрометирующая Давида Жванию, касается бизнес-деятельности и его связей, в частности, с Борисом Березовским.

Злоупотребления на Запорожском абразивном комбинате

7 июня 2004 года Запорожская прокуратура возбудила уголовное дело по факту незаконного завладения с помощью вступления в преступный сговор гражданами Кисельгофом и Березой 51 % акций ОАО “Запорожский абразивный комбинат”. По информации пресс-службы УБОП МВД Украины в Запорожской области, “в декабре 1998 г. между Запорожским региональным отделением Фонда госимущества Украины и компанией “Бринкфорд” было заключено соглашение купли-продажи 51 % акций ОАО “Запорожский абразивный комбинат”. В соответствии с ним компания “Бринкфорд” (президент – Жвания Давид Важаевич, 1967 г. р.) обязалась на протяжении двух лет инвестировать 90 млн грн. в производство комбината”. В результате, отмечала пресс-служба, “в период с сентября по декабрь 1999 г. компанией “Бринкфорд” перечислено на счета ОАО “Запорожский абразивный комбинат” 47,1 млн грн. с назначением платежа по инвестиционной программе. Сразу после поступления средств на счета комбината их перечисляли предприятиям, созданным с участием Давида Жвании и его окружения.

30 августа 2004 года во время обысков в офисе Жвании правоохранительные органы не нашли документов, которые подтверждают факт нецелевого использования инвестиций в Запорожский абразивный комбинат.

Комментируя проведение массовых обысков в концерне “Бринкфорд”, Давид Жвания заявил: “Это пиар-акция, которая направлена на то, чтобы показать окружение Ющенко коррупционерами. Это смешно: чтобы быть коррупционером, оказывается, надо идти в оппозицию?” (proUA, 17 августа 2004 г.).

Завод “Залив”

Летом 2004 года активисты партии “Братство” обвинили Давида Жванию в том, что он, как один из владельцев керченского завода “Залив”, не платит зарплату рабочим. Мол, деньги, которые зарабатывает предприятие, идут на избирательную кампанию Виктора Ющенко. Соратники Дмитрия Корчинского при активной информационной поддержке центральных телевизионных каналов даже пикетировали “Залив”. Сам Давид Жвания называет обвинения “братчиков” абсурдными. “Залив” — это дотационный завод, из которого не то что на Ющенко, но и на нужды самого завода деньги не выкачаешь: в это предприятие надо вкладывать. И деньги в завод постоянно вкладываются, о чем, кстати, прекрасно знают и рабочие. Дело в том, что судостроение станет более или менее прибыльным в лучшем случае где-то к 2007 году”, – утверждает Давид Важаевич. (“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

Отравление Ющенко

Давид Жвания был одним из организаторов встречи Виктора Ющенко с руководством СБУ в сентябре 2004 года. Именно во время нее, как предполагает окружение нынешнего президента Украины, Виктора Андреевича могли отравить диоксином.

Жвания довольно скептически относится к предположениям, что Ющенко был отравлен именно на встрече с руководством Службы безопасности: “Я не знаю, где его отравили на самом деле. И я предполагал как человек, как гражданин, не как следователь и профессионал в диоксинах. Мы вместе были на том злополучном ужине. Мы не были голодны, ели мало и практически одно и то же, пили из одной бутылки воду. И я не видел возможности для отравления в той ситуации. Я исходил из такой логики: чтобы отравить, домой не приглашают. И я не думаю, что найдется такой смелый человек, настолько идейный любитель Кучмы, который пригласил бы Ющенко домой и решил отравить, чтобы избавиться от лидера оппозиции”  (“Главред”, 21 апреля 2005 г.).

Загадочное исчезновение Рыбкина

Весной 2004 года Давида Жванию называли одним из организаторов загадочного приезда в Украину Ивана Рыбкина. Вернее – его исчезновения из Москвы. Жвания утверждает, что от одного из его помощников следователь требовал признаться, что именно Ющенко заказывал ему убийство Ивана Рыбкина.

“То, что произошло с Рыбкиным – это большая авантюра, в которой я не принимал участия... Я не знаю, почему Рыбкин выбрал именно меня для организации его приезда, хотя я с ним поддерживал отношения – созванивались, спрашивал “как дела?”, когда я бывал в Москве, заезжал к нему. У нас нормальные человеческие отношения”, – говорит Давид Важаевич (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Связь с Борисом Березовским

Как утверждает Жвания, с опальным русским бизнесменом Борисом Березовским он знаком с середины 90-х годов. С ближайшим соратником БАБа – Бадри Патаркацишвили Жвания вырос в одном дворе в Тбилиси. “Я знал его, когда мне был год”, – говорит Давид Важаевич (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Во время президентских выборов 2004 года, говорит Жвания, он контактировал с русским политтехнологом Демьяном Кудрявцевым, которого считают “человеком Березовского”.

В политических кулуарах сначала циркулировали слухи, что Борис Абрамович поддерживал Виктора Ющенко не только интеллектуально, но и финансово. Среди тех, кто с ним контактировал, называют именно Давида Жванию. Позже и сам Березовский подтвердил: через Давида Важаевича он выделял деньги для институтов гражданского общества в Украине. Речь якобы идет о $ 40 млн.

Жванию эти заявления окончательно “достали”. В 2005 году, когда Борис Березовский объявил о своем намерении посетить Украину, Давид Важаевич неожиданно заявил: “Если приедет Березовский, а Ющенко и Тимошенко не выдадут его России, то это сделаю я. Так я понимаю демократию” (“Сегодня”, 1 февраля 2005 г.). Такая реакция удивила Бориса Абрамовича, который говорит, что и до сих пор не верит, что Жвания мог сказать подобные слова. Он утверждает, что с Давидом Важаевичем он встречался 5–7 раз в Лондоне и один раз в Израиле, во время этих встреч обсуждался вопрос финансирования Березовским институтов гражданского общества в Украине.

В апреле 2006 года Березовский подал в Высший суд Лондона иск к Александру Третьякову и Давиду Жвании с требованием представить полный отчет по использованию $ 22,85 млн, перечисленных бизнесменом компаниям Еlgrade Limited и Goldstar Agency для содействия демократии в Украине.

В иске указывается, что в 2003 и 2004 годах Березовский по просьбе Жвании и Третьякова перевел $ 13,85 млн на счет компании Еlgrade Limited, а также $ 9 млн на счета компании Goldstar Agency.

Жвания отрицает получение от Березовского денег и называет его “вонючкой”, считая опального российского олигарха “инструментом Кремля”. При этом Давид Важаевич не исключает, что деньги у Бориса Абрамовича могла попросить Юлия Тимошенко. “Свой вклад, который она декларировала, и та сумма, которая, по ее утверждению, была потрачена ею на подготовку к избирательной кампании, очень напоминает цифру, о которой объявил Березовский…Сегодня, наблюдая как себя ведет Березовский (то давал деньги, то не давал, то, как бабка Параска, пытается помирить Витю с Юлей), напрашивается закономерный вывод, откуда у Тимошенко появились деньги”, – заключает Жвания (“Главред”, 13 октября 2005 г.).

Майор Мельниченко

По словам Александра Мороза, Давид Жвания – среди тех политиков, чьи разговоры в кабинете президента Кучмы зафиксировал бывший майор Государственной охраны Николай Мельниченко. В феврале 2005 года лидер СПУ заявил: Давиду Важаевичу есть чего бояться. Хотя позже в интервью изданию “Сейчас” Жвания заявил, что Александр Мороз попросту ошибся и даже извинился за сказанное. “Я знаю, о чем идет речь – о моей супруге. Это был разговор Кучмы и Азарова о том, каким образом меня обуздать. Николай Янович порекомендовал Леониду Даниловичу повлиять на меня через одного человека на мою супругу. Вот все мое присутствие на пленках Мельниченко”, – утверждает Давид Важаевич (“Сейчас”, март 2006 г.).

Машина для Андрея Ющенко

По одной из версий, Жвания был причастен к появлению у сына президента – Андрея, дорогостоящей машины BMW М6. Давид Важаевич отрицает это: “Я не знаю, где Андрей взял эту машину, и я не имел отношения к ее появлению” (“Украинская правда”, 15 сентября 2005 г.).

Материальное положение

Давид Жвания говорит, что не относится к числу украинских олигархов. “По сравнению, скажем, с Пинчуком или Ахметовым я вообще мелкий кооперативщик!”, – утверждает он (“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

Жвания говорит, что никогда не был акционером предприятий и не был учредителем компаний, которые ему якобы принадлежат. “Ну, может, был акционером какой-то кипрской компании в 1995 году. Я даже не помню, как она называлась”, – заключает Давид Важаевич (“Украинская правда”, 15 сентября 2005 г.). По состоянию капитала, подчеркивает Жвания, он вряд ли входит в двадцатку или сотню украинских богачей.

 

Давид Важаевич со старшей дочкой Анной

За 2004 год в декларации Давида Жвании значилась цифра в 3,5 млн грн. Сам Давид Важаевич говорит, что у него большое недвижимое имущество в качестве домов и квартир.

За 2005 год, как заявил он изданию “Сейчас”, в его налоговой декларации значилась сумма в 78 млн грн. “Этот доход – от перепродажи акций, от бизнес-деятельности. Я показывал, и буду показывать прибыль. Я ничего не украл и не провел ни одной незаконной операции”, – говорит Жвания (“Сейчас”, март 2006 г.).

В 2006 году Давид Жвания заработал 139 тыс. 927 грн. Из них – зарплата народного депутата составила 105 тыс. 77 грн. и 34 тыс. 850 грн. – материальная помощь. Члены его семьи получили доход в размере 9 тыс. 600 грн.  На банковском счету Давида Важаевича  500 тыс. 195 грн.

Жвания владеет жилым домом 1224,4 кв. м., квартирой общей площадью 726, 4 кв.м. У членов его семьи квартира площадью 426,1 кв.м. В собственности Давида Важаевича автомобили «Бентли армада», «Мерседес-320», «Мерседес-500», «Мерседес-500». У членов его семьи – «Ягуар», «БМВ 23», «Мерседес-320», «Морган афо», «Исузу», «Порш 911».

Согласно данным журнала «Фокус», в 2006 году Давид Жвания задекларировал доход в размере 380 тыс. 905 грн.

Окружение

Среди тех, кого считают близкими к Давиду Жвании, называют его бизнес-партнера Николая Мартыненко, Романа Безсмертного, Олега Рыбачука и Евгения Червоненко.

У Давида Жвании хорошие отношения с президентом Грузии Михаилом Саакашвили. “Мы близкие друзья с Михаилом Саакашвили. Я очень часто разговариваю с ним по телефону, часто летаю к нему в Грузию. Часто встречаемся, в частности, и тогда, когда он находится в Украине или где-то неподалеку”, – говорит Давид Важаевич (“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

В свое время Жвания дружил с ныне покойным руководителем правительства Грузии Зурабом Жвания. “Мы с ним учились в Тбилисском университете. Он был биологом, я – на факультете “планирования народного хозяйства”. Он возглавлял Партию зеленых. И когда я, как молодой специалист, защищал свою тему с мини-ГРЭС, Зураб Жвания, как представитель Партии зеленых, пытался мешать мне. Я говорил, что никакой экономической катастрофы не будет, а он пытался приезжать на все эти конференции и бросать в нас зеленые яблоки”, – рассказывает Давид Важаевич (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

По данным интернет-издания “Темник”, у Давида Жвании в свое время были рабочие контакты с российским бизнесменом Константином Григоришиным.

Регалии

Почетный президент ЗАО “Бринкфорд”.

Член комитета Верховной Рады по вопросам науки и образования.

Семья

Женат. Со своей женой – Оксаной познакомился на одной из киевских дискотек. “Я подошел к ней и ради шутки заговорил по-сербохорватски. Поэтому был просто поражен, когда девушка ответила мне на этом же языке! Так мы и разговаривали неделю. Оксана была совершенно уверена, что познакомилась с сербом. Но когда открылась правда, на наши отношения это никак не повлияло”, – вспоминает Давид Важаевич (“Факты”, 29 апреля 2005 г.).

 

Давид Жвания в окружении семьи

Жвания воспитывает трех дочерей – 13, 8 и 3 лет.

В июне 2008 года у Давида Важаевича родился сын.

Тимошенко

Давид Жвания не скрывает своего негативного отношения к Юлии Тимошенко. Он говорит, что всегда был против сотрудничества “Нашей Украины” и БЮТ во время президентской кампании 2004 года, объясняя это следующим образом: “Она (Тимошенко. – С.Р.) умеет занять нишу, у нее хватает нахрапистости. Она всегда перебирала инициативу, на сцене (Майдана. – С.Р.) говорила о тех вещах, которые нравились людям. Вы же помните, тогда был такой национальный завод, и Тимошенко постоянно пыталась водить людей, как Моисей евреев по пустыне, на какие-то штурмы…Тимошенко же в это время работала на свой пиар. Она зарабатывала очки, преподнося себя как жесткую, резкую, агрессивную, знающую, такую, которая может привести к победе…Зная методы, которые использовала Тимошенко, я не представлял, как такая спокойная политическая сила как наша, может работать с такой авантюрной группировкой” (“Главред”, 13 октября 2005 г.). 

Михаил Бродский утверждает, что Давид Жвания в свое время хотел убить Юлию Тимошенко. Давид Важаевич с иронией относится к таким заявлениям: “Смешно даже говорить о моем “плане” покушения. Наоборот, это Юлия Владимировна все время говорила, что революции без крови не бывает: тысяча – сюда, тысяча – туда, главное, чтобы цель была достигнута. У меня же совершенно другая философия жизни, и в этом мы с ней достаточно серьезно расходимся”  (“Главред”, 12 октября 2005 г.).  

Далее – Жвания о Тимошенко без комментариев: 

“Тимошенко иногда путает решение правительства и свое мнение” (“Главред”, 21 апреля 2005 г.).

“Она не лидер Майдана, она – предатель Майдана” (“Украинская правда”, 15 сентября 2005 г.).

“Я не знаю, на каком этапе Тимошенко не выполнила свои обязательства перед Администрацией Кучмы и перед Медведчуком. Потому что, как я себе представляю, ее внедрение в партию Ющенко должно было чем-то закончиться…”

“Я считаю, что, начиная с первого дня работы Кабмина Тимошенко и до последнего, этот период можно назвать ее личной пиар-акцией. Потому что все остальное ей было, как говорится, по боку” (“Главред”, 13 октября 2005 г.).

“Я во время работы в правительстве за голову хватался, когда Юлия Владимировна приводила концерн французский и говорила, что они 12 атомных энергоблоков готовы построить. “А кто деньги будет давать?” — спрашиваю. Она: “Да у них есть”. Я был в шоке, ведь понятно, что денег у них нет, ведь они исполнители, инженерная компания, которая может часть энергоблоков построить технически” (“Зеркало недели”, 18 февраля 2006 г.).

“Юлия Тимошенко никак не может понять, что у Майдана нет главного, и она борется за право на его собственность. То, что произошло год назад, на самом деле не было революцией — это была акция протеста. Мы предложили вариант создания политического объединения, в котором объединятся не Юля, Рома, Давид и Петя, а объединятся идеи, которым мы будем служить. Тимошенко этого не может понять. Поэтому это соглашение не было подписано до выборов…Тимошенко надеялась стать украинским Че Гевара… Тимошенко хочет быть главной — не важно, как эта должность будет называться: Президент, Папа Римский, премьер-министр, канцлер, — ей нужно быть первой” (“Столичные новости”, 21 марта 2006 г.).

“Я никогда не скрывал, почему мне не нравится политик-Тимошенко. Мне не нравится ее популизм. Но, к сожалению, Юлия Владимировна не может сформулировать, почему она выступает против меня” (“Сейчас”, март 2006 г.).

Хобби

У Давида Жванияи хороший голос, по крайней мере, известно, что в свое время он пел в хоре. Владеет грузинским, английским, немецким, сербохорватским и словенским языками.

По данным интернет-сайта “Темник”, Давид Жвания занимался в Тбилиси баскетбольным клубом “Маккаби-Бринкфорд”.

Ющенко

Жвания – крестный отец сына Виктора Ющенко – Тараса.

Давид Важаевич довольно почтительно относится к Виктору Ющенко. Он говорит, что Виктор Андреевич для него авторитет. “Мне нравится образ Ющенко таким, каким я его знаю, – это доброта, правда, сила Вот этот образ мне нравится”. (“Главред”, 25 октября 2004 г.).

Свою поддержку Ющенко Давид Важаевич объясняет так: “На самом деле я поддержал Ющенко, от которого ничего хорошего я не получил... У него есть своя личная моральная программа. Я живу в этом государстве, и хочу, чтобы здесь сложилось общество. Чтобы я занимал место в нем, я не претендую на первое, десятое или сотое. Я хочу, чтобы это была спокойное, понятное государство. Мы – первое поколение с момента распада СССР, которое может оставить что-то в наследство. Я хочу без всякого страха передать наследство своим трем дочерям. Чтобы они дальше передавали” (“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

Информацию о своем участии в финансировании избирательной кампании Ющенко Давид Жвания комментировал так: “Ющенко финансирует вся Украина. Я лишь помогаю” (“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

“Я считаю, что Ющенко – глобальный политик, и у него цель намного выше – нужно определить, каким образом будет развиваться общество”, – считает Давид Важаевич (“Главред”, 12 октября 2005 г.).

Я

“Я уверен, что у Рыбкина, как у бывшего председателя Совбезобасности России, теснейшие связи с нынешней украинской властью”.

“Я не намерен менять своего мнения от расположений духа Путина. Я не судья, чтобы судить: вор Березовский или нет”.

“Я хорошо знаю Ельцина, я хорошо знал Барсукова – мы жили по соседству в Москве в Жукове. Я общался и с Березовским, и с Ходорковским, и с Чубайсом. Я знаком с основной бизнес-элитой, с политической элитой России и Украины”.

“Я не принимал участия в бизнесе Лазаренко, а тогда были правила, что без этого ничего нельзя добиться”.

“Я не знаю ни одной финансовой группы Украины или даже частично России, которая не была бы заинтересована, чтобы Ющенко победил на выборах”.

“Я буду делать все, чтобы Ющенко стал президентом”.

“Я не пейджер”.

“Я удивлен терпением украинцев, но поставлена такая точка отсчета – октябрь этого года. Я вижу надежды, которые связаны с этим событием. Если будут попытки сфальсифицировать выборы или применить силовые методы, или будет борьба за сохранение власти –  я думаю, грузинский вариант не только повторится. Я думаю, тогда грузины еще будут учиться на украинском варианте”.

(“Украинская правда”, 7 марта 2004 г.).

“Я открыто выступаю против власти, почему же они должны меня любить?”

“Я вообще никогда не занимаюсь никакими грязными технологиями, потому что просто терпеть их не могу”.

“Я, конечно, лично против Бориса Абрамовича ничего не имею, так как меня он ничем не обижал, оружием и женщинами не торговал и крови младенцев не пил, но, если честно, после общения с ним у меня сложилось не очень приятное впечатление об этом человеке”.

(“Украина молода”, 29 июля 2004 г.).

“Я вызову Генерального прокурора Украины Геннадия Васильева на теледебаты в прямом эфире. Если он мужчина – пусть не прячется за спины своих заместителей, а докажет перед камерами, кому он служит: закону и украинскому народу или олигархическим кланам!”

(“Корреспондент”, 17 августа 2004 г.).

“Я утверждаю, что камеры телеканала “Интер” в моем офисе не было. Откуда у журналистов пленка, если единственная съемка, которая велась – оперативная съемка? Значит, что сегодня мы имеем пиар-синдикат, который состоит из милиции, Генпрокуратуры и “Интера”?”

(“Главред”, 18 августа 2004 г.).

“Я пошел в политику для того, чтобы бизнес меньше зависел от политики”.

(“Главред”, 25 октября 2004 г.).

“Я не заинтересован в отравлении Ющенко, по-моему, в этом сомнений нет”.

(“Не сам у натовпі”, 21 декабря 2004 г.).

“Я за себя отвечаю, а за своих коллег – пока нет (о депутатстве – С.Р.)”.

(“ЛИГАБизнесинформ”, 16 февраля 2005 г.).

“Я могу очень подробно рассказать о Евгении Альфредовиче (Червоненко. – С.Р.), но комментировать Евгения Альфредовича я не могу”.   

“Я не врач, не эксперт, не следователь”.

“Я партийный человек, нахожусь в партии Ющенко”.  

(“Главред”, 21 апреля 2005 г.).

“Я могу сказать, что ни разу не был в кабинете президента Кучмы”.

(“Факты”, 29 апреля 2005 г.).

“Я могу спокойно спать и не переживать – ни к каким коррупционным действиям в министерстве я не был причастен, все мои действия были в рамках закона”.

“Я хочу, чтобы общество развивалось правильно, чтобы была чиста моя репутация. Я горжусь тем, что являюсь эффективным менеджером. И тем, что я не бедный, тоже горжусь”.

“Я также отношу себя к членам команды, несмотря на всевозможные обвинения”.

“Я финансировал партию, когда желающих было мало, потому что партия была оппозиционной. Сегодня у НСНУ я не вижу с этим проблем, поэтому вопрос неактуален. Будет много желающих, а я буду одним из них”.

“Я не буду комментировать, каким менеджером является Олег Рыбачук”.

(“Главред”, 12 октября 2005 г.).

“Я не считаю, что “Наша Украина” назначает оппозицию!”

(“Главред”, 13 октября 2005 г.).

“Я считаю, что нельзя подбирать интеллект по вкусу. Интеллекту нужно дать механизмы для самореализации во власти”.

“Я считаю, что феномен Медведчука объясняется тем, что существовала система, в которой он мог им стать”. 

“Я грузин по национальности, и мне не нравилось то, с чего начала новая грузинская власть: она начала с популизма и, по сути, находится в нем и поныне. Когда я увидел, что Украина начала повторять грузинский вариант, я начал бить в колокола: “Стойте! Вы куда?! Это 50-миллионное государство, совершенно другая геополитика, совершенно другой менталитет”.  

“Я был сторонником сокращения количества министерств и чиновников. Потому что каждый лишний чиновник — это еще одно звено, отделяющее народ от власти”. 

“Я считаю, что Ахметов уже все создал и все “столы” провел. 50 % своего бизнеса он продал россиянам. Они уже вошли в его группу как собственники”.

“Я не хочу российского премьера в Украине, в частности и потому, что он становится после реформы вторым лицом в государстве. Я хочу, чтобы он проводил проукраинскую, а не прокремлевскую политику. Я не хочу, чтобы заседания Кабмина проходили по кремлевскому селектору”. 

“Я утверждаю, что то, что пыталась сделать Тимошенко — это поменять участников “РосУкрЭнерго” с украинской стороны, а, по сути, поставить туда компанию “Итера”. Была попытка реанимировать еще более древнюю схему. Юлия Владимировна участвовала в этой схеме, пока это не вылилось уже в оружие России против Украины перед выборами”.

(“Зеркало недели”, 18 февраля 2006 г.).

“Я готов служить Украине и нести ответственность за свою работу”.  

(“Столичные новости”, 21 марта 2006 г.).

Сергей Руденко

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Давид Жвания: Ющенко забили все уши разговорами о покушении, Давид Жвания: Я люблю эту страну, поэтому молчу по вопросам отравления Ющенко, Давид Жвания: «Киевские выборы - самые ужасные выборы в истории Украины», Давид Жвания: Я себя чувствую политиком, а не донором или спонсором, Давид Жвания: «Я буду только рад, если Ющенко решит мстить мне до конца», Давид Жвания: «Ющенко искренне уверен в том, что Украина это - он»